Об Артеке Артековские байки Библиотечка Пресс-обзор Журнал «АРТЕК» Гостевая
Комиксы Фотоальбом Наши расследования Наши коллекции Форум Чат

Пишут артековцы
Об Олимпиаде-80, Абсолюте, и первой любви
(Письмо первое)



Артек, рассвет

В 1980 году Москва принимала эстафету очередных Олимпийских игр. Это был незабываемый праздник спорта. Москву власти привели в надлежащий порядок. Детей же постарались вывести из столицы по детским лагерям. Так в Артеке появилась в те дни московская смена, состоящая из столичных мальчишек и девченок.

Для меня этот год стал годом двойного праздника, впечатления от которого остались на всю жизнь. Я был заурядным учеником школы №1 г Кашина Калининской области. Совершенно неожиданно для меня педсовет школы принял решение, что в Артек поеду именно я. В то время это был предел мечтаний любого мальчишки, а стать артековцем тогда было все ровно, что, наверное, стать космонавтом.

30 октября 1980 года наша калининская делегация прибыла на приёмный пункт лагеря Лазурный. Ребят из нашей делегации распределили по разным отрядам. Так я и Саша Горшаков, ученик сельской школы из Весьегонска, стали артековцеми девятой смены, седьмого отряда, дружины Лазурная, гражданами страны незабываемого детства.

Артек - это, прежде всего детский мир, страна незабываемых впечатлений, реальная сказка. Все навязываемые старшими идеологические прививки не входили в нашу кровь и плоть. В нас срабатывал иммунитет детства. Идеология была нужна взрослым. Они играли в свою, взрослую сказку, которая не очень то нам была и интересна, уж слишком много в Артеке было интересного кроме неё.

Артек нас встретил тепло и ласково. На дворе наступал ноябрь, а Южный берег ласкал нас теплым солнцем. Взрослые ходили в рубашках с коротким рукавом вплоть до нашего отъезда, так что мы не ощущали себя обделенными теплотой и лаской Артека.

Артек, 1980. Мои вожатые В те годы попасть в Артек было почетно. Педагогический состав отбирали тщательно, лучших из лучших. Педагоги любили детей, мы это чувствовали, и отвечали взаимностью. Вожатыми нашего отряда стали Нина Александровна Удегова из Удмуртии и Ромас Бейнарос из Литвы. Артековский вожатый, для нас детей, болеющих подростковом негативизмом, был высоким авторитетом.

"Я никогда не думал, что наш отрядный вожатый такой выдумщик, такой мастер всяческих игр и забав. Он столько знает удивительных секретов: умеет превратить каждый час жизни отряда, каждый наш шаг в незабываемый и неповторимый праздник. А сколько он знает необычных легенд и рассказов - не счесть!", - так отзывались о своём вожатом артековцы 80-х.

Только тогда я ощутил себя частью артековского движения, когда нас переодели в артековскую форму. Форма очень много значила для нас. Она нас объединяла и ровняла, и только личные качества нас отличали друг от друга.

Вечер знакомств отряда Нина Александровна, так с почтением по имени отчеству именовали мы нашу вожатую, организовала под ночным небом у костра. Над головами было разлито небесное молоко, звезды сияли бесчисленной россыпью драгоценных небесных камней.

Отрядные костры мы жгли недалеко от склепа-часовни. Путь к нему начинался от спортивной площадки дружины "Лазурная". Петляя по каменистой тропе среди густых зарослей, подымаясь вверх, выходили на вершину холма, где и находился склеп.

Здесь было когда-то захоронение основателя курорта Суук-Су, инженера Владимира Ильича Березина. Наследницей курорта впоследствии стола Дружина Лазурная.

В годы воинствующего атеизма новые хозяева превратили это святое место в мусоронакапитель. Позже мусор убрали, а вход закрыли глухой дверью

Это место тогда вызывало страх и тревогу в наших детских сердцах. Но движимые мальчишечьем любопытством мы взобравшись на самый верх склепа и отогнули уголок кровли попытались разглядеть, что там внутри, в жилище царства мертвых. Этот отогнутый уголок в металлической крышке, установленной на месте разрушенного купола, сохранился до сих пор.

Только в девяностые годы захоронение основателя «Лазурного» было приведено в подобающий порядок.

Склеп Березина самая высокая точка в Лазурном, с неё открывается прекрасные виды на Аюдаг, Скалы Адалары и Генуэсккую скалу. Здесь, по вечерам на небольших площадках-полянах, среди высоких кипарисов и зарослей кустарников, мы собирались всем отрядом у костра дружбы, где обнявшейся друг с другом, седели у огня, рассказывая каждый о себе и о крае, из которого приехал. Артек, 1980 Здесь с особым романтизмом и воодушевлением пели артековские песни. Особо запомнил ось мне "Алые паруса", романтическая история о встречи влюбленных Грея и Асоль. Здесь же я впервые, чисто и невинно, как-то по-детски, влюбился в девочку из нашего отряда. Мне было тогда всего 13 лет

Песня - самая первая спутница артековца. Она сопровождала нас на сборах и походах, с ней мы шли на утренними и вечерними линейки. С песней возвращались мы из школы. Как только мы садились в артековский автобус сразу же начинали петь. И сколько задора было в нас, едим ли в Севастополь, или другие достопримечательные места Крыма, звучала артековская песня. Нам очень хотелось, чтобы её услышали все и снами разделили нашу артековскую радость.

Отдых в Артеке прекрасно сочетался с учебным процессом. Нам нравилось посещать артековскую школу. Она возвышалась над всем Артеком, у подножия её раскинулся большой Артековский стадион.

Сегодняшней Артек в дар от правительства Украины получил новую школу, в которой по последнему слову техники оборудованы классы. Но мне дорога наша школа, похожая на белоснежный океанский лайнер. Нас к ней подвозили на автобусах. Мы провожаемые заботливым взглядом вожатого шумно бежали по лестницам школы, спеша в свои классы. Нам было интересно всё в ней, какая же она эта загадочная артековская школа? Больше всего мне запомнился кабинет ботаники. Он буквально весь утопал в обилие разнообразных цветов и диковинных растений.

В артековокой школе занимались по обычной программе, только отсутствовали такие предметы, как труд, физкультурп, пение и рисование, и это понятно, ведь в программе пребывания в Артеке этого хватало и без того. Была в Артековский школе еще одна замечательная особенность, по достоинству оцениваемая артековцеми, - полное отсутствие домашних заданий!

А еще в Артеке было множество кружков. Намного больше чем сейчас. Лично я выбрал судостроительный. Занятия проходили в здании школы. Когда мы в первый раз вошли в мастерские, меня поразило обилие в них макетов самых разнообразных кораблей, искусно выполненных руками таких же, как и я ребят. За смену ребята умудрялись сообща строить большие и довольно сложные модели.

На нашей смене было предложено, каждому самостоятельно построить одномачтовую парусную яхту, в итоге домой из Артека я привез, сделанный собственными руками парусник.

Артек.1980. Наш отряд! Артек.1980. Наш отряд! Артек.1980. Наш отряд! Знамена лагерей Артека (Мой вожатый во втором ряду).

Была уже поздняя осень, поэтому вкус морской воды пришлось нам испить из артековского бассейна под открытым небом. Он входил в число спортивных сооружений Артека и находится возле стадиона. С западной стороны он был очень глубоким - там была вышка для прыжков в воду. Нас впускали в бассейн ближе к центру, но и там было достаточно глубоко, так что в первый раз пришлось задрав нос к верху и хлебнувший морской соли, по стенке выбираться к восточной стороне в мелководный «лягушатник». Потом нас, тех, кто плавал только «по собачьи», инструктора научили плавать по настоящему и к концу смены мы безбоязненно бороздили просторы всего бассейна.

Однажды, рано утром, когда над Аю-Дагом клубятся тучи, всем отрядом мы отправились в поход. Нам предстояло по узкой, петляющей горной тропе, подняться на его вершину.

Шли дружно, цепочкой, друг за другом. Чем выше в гору, тем всё труднее и труднее. От высоты с непривычки захватывал дух. В низу простиралось лазурное море, как на ладони лежал поселок Партенит и открывался великолепный вид на всё побережье. Шутка ли для ребенка оказаться на тропе отвесного склона, на высоте 550 м над уровнем моря?

Мало чего изменилось за четверть века с той поры, только на «Горячем камне» вместо красной звезды теперь изображено знамение Креста Господня.

Гора Аюдаг ещё у древних греков считалась святой горой. Его вершина и склоны по сей день усеяна руинами древних храмов. Есть даже остатки древнего православного монастыря исихостерия. В нём подвязались в подвигах духовного обожения монахи отшельники. Днем и ночью пели свою покаянную песнь в Троице славимому Богу, молясь о себе и обо всем мире. Гора символ обиталища Горнего Духа.

Путь к Богу не прост, Царство Небесное силой берется, и употребляющие усилие восхищают его. Подобно как, если кто-то решился взойти на вершину горы, труден путь, преодолевая земное тяготение греховной натуры, человек должен совершить духовную работу, преодолеть свой греховный потенциал, достигнув на вершине горы духовного преображения и соединения с Абсолютным Духом во Христе Иисусе.

Абсолют - это философское имя Единого Бога, а не сказочного персонажа, старика лешего, живущего в дуплах деревьев в дремучих лесах, коварного и человеконенавистного беса, прикинувшегося белой овечкой.

Дорогие милые сердцу артековцы восхождение на Аюдаг должна быть не праздная прогулка, а благоговейное паломничество на святое место, где во Имя Божье благочестиво принимать символическое посвящение в артековцы.

После незабываемого похода на Аюдаг наш отряд снова собрался вечером у костра на своей полянке возле склепа. Уставшие после насыщенного артековского дня и радостные одновременно, мы живо обсуждали пережитое восхождение на гору. И снова пели артековские песни, пекли картошку в углях угасающего костра. Огонь освещал наши лица. Они сеяли усталой улыбкой на фоне крымской ночи.

Нина рассказывала разные артековские истории, разбавляя их страшилками о приведениях. Образ Леди Винтер героиня романа А. Дюма "Три мушкетёра", будоражило детское воображение. Соседство со склепом, домом мёртвых, предавало особый колорит переживаниям.

По вечерам, на площадке у пушкинского грота в Лазурном гремели массовки. Это что-то вроде дискотеки, но не совсем то. Артек страна детства, в которой свои, свойственные только ей законы миросозерцания. Дискотеки это область влюбленного юношества. Мне очень нравилось синхронное движение в коллективном танце. Мы заранее заучивали все движения и потом воплощали их под музыку в стройную композицию. Это было очень захватывающе интересно.

Здесь же, на Пушкинской площадке, проводились конкурсы рисунка на асфальте.

Олимпийский год внёс свои коррективы в программы пребывания в Артеке. Спорту здесь особый почет. Только что окончились артековские олимпийские игры, восьмой смене достались финальные игры "Старты надежд". Не обиженна была спортивными состязаниями и наша девятая смена.

Наш седьмой отряд участвовал в соревнованиях по "Снайперу", а вот мне довелось участвовать в конкурсе детского, художественного творчества, которой проводился во дворце Суук-Су.

В то время меня волновала тема освоения космического пространства. Её и взял за основу своей конкурсной работы. Я был заурядным детским "художником", но сколько было радости, когда среди прочих ребячьих рисунков обнаружил на выставочном стенде свой.

Этот конкурс выиграл мальчик из нашего отряда Саша Грошев из деревни Пашкова Весьегонского района Тверской обл. он был талантливым мальчиком.

Очень запомнился поход к соседям пограничникам. Для нас мальчишек оказаться на настоящей пограничной заставе, несущей настоящее боевое дежурство по охране рубежей нашего отечества, было целое откровение. Нам показали, как несёт боевое дежурство радиолокационный расчет, на больших мониторах увидели радио изображение гурзуфской бухты и кораблей, находящихся далеко в море.

Был вечер, и быстро темнело. Пограничники из ангара по рельсам выкатили большой прожектор, луч которого на десятки километров светил в даль, освещая стоящие на рейде в нейтральных водах иностранные корабли. Их мы рассматривали через огромный бинокль.

А сколько впечатлений мы получили от экскурсий по Крыму - Севастополь, Поляна сказок, Никитский ботанический сад, множество дворцов южного побережья встречали нас своим великолепием.

Расставались с Артеком со слезами на глазах и в сердце.

"Дорогая, любимая наша Нина Александровна! Пусть над Вами всегда будет голубое небо, светит яркое солнце. Мы очень полюбили вас за эту короткую, но очень интересную смену. Вы стали для меня примером человека, который искренне любит свою работу, живет ею. Я никогда не забуду Вас. И постараюсь с таким же энтузиазмом выполнять любое дело. Вы открыли мне глаза, я научилась здecь понимать жизни. Я не могу сдержать слёз, расставаясь с Вами. Я поняла, что самый лучший вожатый - это Вы и только Вы. Вы останетесь в моём сердце на всю жизнь. Будьте всегда такой же весёлой, счастливой, красивой, жизнерадостной. Извините за все наши проказы. Я прошу Вас, помните меня, нашу смену хоть чуть-чуть" , - написала в дневник вожатой прощальное слово девочка из нашего отряда Света Коломасова из г. Сургута. О том же писали и мы прощаясь с Артеком.

Артековец 1980 года дружины «Лазурная» Олег Матюхин.


Заглянуть в детство через замочную скважину...
(Письмо второе)

Артек, 1980, Лазурный, беседка Пушкина

С возрастом мы с сожалением начинаем понимать, что дверь в детство заперта. Страна беззаботного детства осталась поту сторону времени. Но если внимательно осмотреться вокруг, и убедившись, что поблизости нет сильно мнящих себя взрослыми то, наверное, возможно попробовать заглянуть в маленькое отверстие замочной скважины той железной двери забвения, которая отделяет нас от детства, и вновь, чуточку попробовать почувствовать себя моложе, годков так на двадцать пять.

Человек имеет от Бога одно замечательное свойство - способность долго сохранять, где-то там, в глубинных тайниках сердца, самые значимые эмоции, когда то пережитых радостей радужных дней. Особо те события, которые вошли в нас с яркими детскими ощущениями.

Артек - самое яркое событие детства. Море положительных чувств влилось тогда в наши души приливом необычайных впечатлений. Прошло время, шумные и озорные воды давно ушли с отливом далеко за горизонт от наших берегов, но влага тех разливов сохранилась у артековцев в тихих сокровенных вместилищах сердца.

Годы неумолимо текут в русле реки времени в одном направлении, вспять не обратишь. Мы, этой в рутинной суете повседневной жизни утоляем жажду от иных источников, но приходят времена, когда только та вода, что хранится в сокровенный сосудах души способна напоить иссохшую душу.

Гигантская стена отделяет от шумного моря детства. Этой весной бросил всё и на три недели уехал в ту страну счастливого детства - наш Артек.

Мне хочется найти и собрать свой отряд. О троих узнал, узнал, что двое отошли в мир иной, с одной веду переписку. У меня из далёкого детства сохранились все адреса ребят и девчат из моего отряда, каждый с пожеланиями написанными в тот самый скорбный артековский день - день отъезда из лагеря. Каждый артековец помнит этот свой день. По странному совпадению спустя четверть века я приехал в Артек именно в день – был разъезда...

Я с трепетом шёл от приёмного пункта Лазурного в направлении милых сердцу Дач, в которых мы коротали тридцать осенних ночей. Волновался, ведь за пролетевший как сон годы могло многое изменится.

Для этого мне нужно было спустится вниз в долину ушедшего детства, по той самой длинной белокаменной лестнице, которая когда то нас привела в небывалую сказку под названием Артек. Она, как и в то счастливое время и сегодня также погружена в вечнозелёный коридор ароматных кипарисов. В детстве аромат их был такой силы, что в его объятиях словно головокружительном в артековском вальсе кружилась голова. К сожалению, этот вальс остался по ту сторону двери времени.

На этой самой лестнице я встретил группу детей. Они последний раз поднимались вверх - там их уже ждали автобусы. Ребята плакали, провожая взглядом уходящий уже в прошлое их Лазурный Артек. Это неподвластно времени - дети, как и раньше плача расстаются с полюбившимся Лагерем. В этом отношении мало, что изменилось за пролетевшие, словно дуновение ветра, время, разве что галстуки стали разноцветными, да у меня борода выросла лопатой.

В ночь перед отъездом в наше седьмом отряде произошло чрезвычайное происшествие - по нашем карманам прошёлся вор. Накануне я забрал из кассы, только что пришедшей из дома денежный перевод в пять пролетарских рублей (Сумма по тем временам не такая уж и малая, как для ребенка – набор артековских открыток стоил от 90 коп. до 1,5 руб, значок – 35 коп. – прмечание «Артековца») . Перед отъездом так хотелось купить что-нибудь памятное об Артеке, раз невозможно было увести с собой Артек. У шестого КПП стоял тогда киоск. Это если идти по той самой дороге, что ведёт от пушкинского грота в верх, огибая холм на котором стоит склеп Березина, где лазурники традиционно всегда жгли отрядные костры. Каких только в этом киоске не было разных артековских диковинок, глаза разбегались от удивления. На утром вдруг обнаружилось, что наши карманы были опустошены.

Я очень тогда расстроился. Было жалко не столько денег, столько того, что все эти артековские сокровища так и останутся лежать за стеклом киоска. Лёжа на кровати и уткнувшейся в подушку я плакал. Ромас, наш вожатый был как говориться не в духе. Ночной инцидент подлил масла в огонь его литовского сердца.

В комнату влетел рассерженный Ромас, разговаривал он с ярко выраженным литовским акцентом. Вся наша Калининская делегация на тот момент уже сидела в автобусе и ждала меня и с Сашу Грошева, мальчика из моего отряда. Ромас велел быстро идти сдавать артековскую форму и забирать вещи из камеры хранения. Я был еще не собран, какая-то депрессия охватила меня с ног до головы. Здесь, в спальной комнате на кровати и в тумбочке у меня лежала часть вещей. Я их не успел собрать. Вожатый пообещал мне, что мы сюда еще вернемся, и я их оставил. Так по вине Ромаса и собственной не собранности я оставил в Артеке на своей кровати главное - все свои артековские фотографии.

Только потом через двадцать пять лет мои фотографии меня найдут, там же в Лазурном Артеке. Найдется даже та фотография на которой я случайно сфотографировался с другим отрядом. Их сохранила моя Вожатая Стасевия (Удегова) Нина Александровна. Она знала, что рано или поздно я за ними вернусь. И я вернулся...

Артековец 1980 года дружины «Лазурная» Олег Матюхин.




P.S. Артек сильно повлиял на меня с положительной стороны. Те педагогические технологии, которые на тот момент были задействованы, сработали довольно таки не плохо. В подростковой среде, между ребятами я был идейным лидером, сам был увлеченным человеком, и других старался увлечь в интересные, не пионерские приключения. Главное чему научил Артек - это дружба во взаимоотношениях между сверстниками, некриминальные увлечения, заполняющие наши внутренние потребности в самореализации личности. Я могу с уверенностью сказать, что Артек и фильм «Приключение Электроника», который вышел на экраны страны в том таки 1980 году, определили в мои жизненные принципы. Мы не подражали, а жили по тем принципам, которые нам предлагали Электроник и его друзья. Это была для нас норма.

Артек – это, прежде всего успешная попытка диалога взрослого с находящимся на распутье жизненной дороги подростком. Услышав и усвоив опыт старших, в увлекательных артековских приключениях, я прошёл как-то безболезненно кризисную полосу своей дальнейшей жизни, став в последствии священнослужителем Православной Церкви.





>>>>>>


Книга почЕтных гостей "Артека"
Бесплатные гостевые книги. Бесплатный форум.

Фотографии Артека от Виктора Лушникова Бесплатные гостевые книги. Бесплатный форум.

лагерь Зеркальный