на главную

Старая подшивка

История любви


"Это лагерь-сказка, лагерь-чудо, он соединяет вас навек", - написали друзья на свадебном подарке Галине и Алексею Анохиным.

- Галина Ивановна, в этом году будет 17 лет со дня вашей свадьбы с Алексеем Алексеевичем. Как вы встретились? - Наша семья - "артековская". Я попала в "Артек" по комсомольской путевке, 2 года проработала в лагере вожатой. А в 1985 году в "Артек" на практику приехали студенты Костромского пединститута. И Алексей в этом числе. Мы, конечно, чувствовали себя хозяевами в лагере и на каких-то там студентов смотрели снисходительно. Но встретили приезжих гостеприимно, по традиции устроили общий пикник, там я Алексея и увидела впервые. Никакого впечатления он на меня не произвел. Никаких "знаков судьбы" не было, и взгляды друг на друге не задержались...

- А когда задержались?

- Позже. Но этого момента я совершенно не помню. 1985 год для "Артека" был юбилейным. Поэтому огромное количество мероприятий в лагере, приезд Горбачева - подготовки было много, и времени вообще ни на что не хватало. Отсчет шел на минуты. Да и работали мы на разных отрядах: я "воевала" с великовозрастными девицами из Большого детского хора, у Алексея на попечении был отряд мальчиков из высшего музыкального училища. Корпуса были рядом. Мы тогда уже друг друга заметили. Алеша мне понравился тактичностью и добротой. До сих пор помню - в 11-12 вечера укладывали детей спать, потом вожатская планерка, а в 6 утра подъем. На свидание остается всего ничего. А уложить 16-18-летних подростков спать в 11 вечера практически невозможно. И вот ходим вдоль своих корпусов, теряя всякое терпение. Мальчишки ему говорили: "Да ладно, Леш, чего ты мучаешься, иди, тебя Галя давно ждет". Эти проныры все уже прознали. В конце концов, сдаемся, и идем по лестницам с двух сторон вверх - они наверху соединялись. Только встретимся на этом подъеме - все, в корпусах бедлам начинается, надо обратно возвращаться. Так и виделись в каких-то перерывах, промежутках между работой. Сейчас вспоминаю и поражаюсь - как все успевали?! 24 часа в сутки работали. Лагерь громадный - на 7 километров растянулся. В смену ты отвечаешь за несколько праздников, плюс всякие отрядные дела. Голова кругом шла. Пока дети на каком-нибудь занятии, со всех ног бежишь в соседнюю дружину километра за три, о чем-то договариваешься, что-нибудь берешь из атрибутики и т.д., и т.п. Сейчас таких бешеных темпов я не выдержала бы. Но тогда все молодостью окупалось.

- А визит Горбачева как прошел?

- Нормально. С этим визитом тоже личное воспоминание связано. У нас есть фотография, где Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна запечатлены вместе с несколькими вожатыми. И справа в кадр Алеша попал. Эту фотографию увеличили и собирались повесить в галерее знаменитых людей, посещавших "Артек" (была там такая галерея в лагере). Но фотография в рамку не влезла и ее обрезали. Как раз с правой стороны. Леша тогда очень расстроился. Этот большой обрезок у нас тоже до сих пор где-то хранится.

- Вы оба молодые, а вокруг море, солнце, пальмы... Наверняка это тоже сыграло свою роль?

- Может быть. Кстати, за то лето в "Артеке" сыграли две свадьбы между вожатыми. Особенными они были потому, что до этого времени в лагере вообще семейных отношений между вожатыми не допускалось.

А во-вторых, обе свадьбы были "трезвые" - действовал горбачевский закон. Спиртное, конечно, все равно родители привезли - правда, они все находилось в автобусе.

- Значит, и третья свадьба в "Артеке" состоялась?

- Нет. Лето закончилось. Уезжать из "Артека" мы решили вместе. Алексей написал письмо родителям в Галич, те дали "добро". И мы, нагруженные фруктами, отправились прямиком в Костромскую область, которую до этого я вообще себе не представляла.

- Родители не сетовали на столь быстрое решение?

- Мне, по крайней мере, ничего не говорили ни его, не мои. Мы уже люди были достаточно взрослые - мне 23 года, Алеше

- 25, так что за свои поступки сами отвечали.

- Ну, а как вам Галич после юга показался?

- Ой, ужасно. Осень, сырость, серость, грязь. Дождь пройдет - и вся земля под ногами разъезжается. После солнца, чистоты, жары ощущения, конечно, были еще те. Глинистая земля мне вообще в диковинку была: я сама из Тамбовской области, где чернозем дождевую влагу моментально впитывает. А в Галиче, помню, когда шли с железнодорожного вокзала, я сапоги в каждой луже отмывала. Но человек ко всему привыкает. И я к Галичу так привыкла, что потом уезжать из него не хотелось.

- Но "артековскую" свадьбу, наверное, сложновато было в Галиче сделать?

- Мне больше запомнилось, как мы в загс ходили заявление подавать. Три раза. В первый раз нас отправили восвояси, потому что Алеше исполнилось 25 лет, а фотокарточку в паспорте он не сменил. Во второй раз не оказалось работницы, которая заявления принимала. Когда в третий раз пошли, я Алеше сказала: "Ну, если и сейчас не получится, значит, не судьба". А в загсе - очередь на время росписи. Нас только через два месяца могли расписать. Работники нас, правда, пожалели - запомнили уже, что в который раз приходим. И время росписи предоставили меньше, чем через месяц.

По артековской традиции свидетелями мы пригласили друзей - вожатых из "Артека". В ночь с 29 на 30 ноября в Галиче случился такой сильный снегопад, что все поезда на подходах к городу встали. 30-го роспись в 12 часов дня, а у нас свидетелей нет - в поезде застряли. Все перенервничали, конечно. Спешно пришлось назначать свидетелями мою двоюродную сестру и Алешиного однокурсника. "Артековцы" наши приехали уже к свадьбе - с корзиной южных цветов... А в подарок нам преподнесли самовар с выгравированной надписью: "Это лагерь-сказка, лагерь-чудо, он соединяет вас навек". Сейчас мы им не пользуемся, а раньше - да.

- А в "Артеке" с лета 1985-го удалось побывать?

- Не получилось. Очень надеемся съездить, но сначала хотим найти те две семьи, которые тоже родились в "Артеке".

- Вы оба были на такой сумасшедшей работе, оба организаторы, активисты, всегда с детьми. Это накладывает отпечаток на семейную жизнь?

- Да, наверное. Вот перед вашим приходом я разбирала старые фотографии, и оказалось, фотографий, где мы вдвоем, очень мало. Везде или я на работе, или Алеша на работе. Лагерь, пионерские отряды, дети... Жизнь мы свою никогда не упорядочивили, хотя она и не была пущена на самотек. Просто по полочкам ничего не раскладывали. В Галиче я работала секретарем комсомольской организации в совхозе-техникуме, пока Алексей заканчивал 5-й курс истпеда, потом, когда дочь родилась, - воспитателем в детском саду, заведующей детского сада. Я даже декретного отпуска не помню. Жили мы в общежитии, где на наш коридор приходилось 15 таких же молодых семей с маленькими детьми. Получалось, что мы везде на людях - и на работе, и дома. Под Новый год пока все утренники-мероприятия проведешь, пока на работе коллективом отметишь (у Алексея та же картина), домой придешь - ничего уже не надо, только бы вдвоем побыть. Но в общежитии разве так получится? Там друзья, соседи. А мы все мечтали вдвоем остаться на праздник. Когда через 12 лет нам дали отдельную квартиру, эта мечта почти сбылась - Новый год, и мы одни, своей семьей! Посидели, друг на друга посмотрели и подумали - что за праздник без людей? Дело закончилось тем, что мы пригласили к себе соседа, 85-летнего старичка.

- А кто у вас в семье главный?

- Мы как-то всегда вместе все решаем. Но, думаю, женщина, внутренне оставаясь главной, должна так себя вести, чтобы мужчина главным считал себя. Когда ярко выражена решающая роль жены, это выглядит как-то неженственно, неестественно.

- Поводы для ревности у вас бывали?

- Конечно. С таким мужчиной как им не быть? Бывали разные ситуации, и вела я себя тоже по-разному. Знаете, как Чехов сказал: "В семейной жизни главное - терпение". Алексей по гороскопу Весы. Он спокойный, бесконфликтный, все "углы" старается сгладить, обойти. А я - Лев, и очень по натуре решительная и эмоциональная. Но здесь тоже работа свою роль играет - он на комиссиях по делам несовершеннолетних, я в детском саду такого насмотрелись про конфликты взрослых и разводы, от которых прежде всего страдают дети. Очень задумываешься над этим.

- У вас обоих педагогическое образование. Дочь как воспитываете?

- Воспитали достаточно строго. Причем авторитет для Анюты - это папа. (По жизни за руку должен вести папа, он и ведет.) Ему она скорее и секреты свои расскажет, чем мне. Я же гораздо строже.

- За 16 лет совместной жизни наверняка всякое бывало, какое сумасбродство со стороны мужа запомнилось?

- До сих пор не могу ему простить одного поступка. Я ждала его отпускных, мы собирались что-то для дома покупать, а муж пришел, наверное, с четвертью этих отпускных. Я была просто в шоке. Оказывается, он бредень купил, это сеть для ловли рыбы. И ведь не заядлый рыболов, просто любитель. Уж как он убеждал меня, что рыбой теперь семью обеспечит! А я этого бредня так и не увидела - все время он нужен кому-то. Зато рыбу из магазина приношу теперь домой с присказкой: "Вот сколько рыбы мне бреднем наловили!" (Тут Галина Ивановна спрашивает дочь: "Ань, какой мы сумасбродный поступок с папой совершили?", на что та, не задумываясь, отвечает: "В Кострому переехали!")

- Как же вы из Галича в Кострому переехали?

- Алеша вообще переезжать не хотел, когда ему эту должность предложили. Настояла я: Аня уже в 10-м классе учится, надо о дальнейшем образовании думать, а в Костроме вузы, институты. Дочь у нас теперь в Ярославский медицинский собирается. Папа смеется: "Что ж мне, теперь в Ярославль переводиться"?

- Что-нибудь изменилось с переездом?

- Тяжело было уезжать после стольких лет из Галича, там все друзья в истинном смысле этого слова остались. К тому же там я была Анохиной Галиной Ивановной, самостоятельной личностью, а здесь я - жена Анохина Алексея Алексеевича. Это очень тяжело

- быть женой чиновника. А вообще, всякий переезд труден. В Галиче мы привыкли всю зиму

- лыжи, санки в свободное время, а здесь и не выберешься никуда.

- А как у вас вообще с домашними обязанностями, есть разделение?

- Абсолютно никакого. Алексей умеет хорошо готовить. Когда жили в Галиче, я прихожу с работы и начинаю организацию труда: один картошку чистит, другой салат режет, третий еще что-то делает. Все быстро получалось. Сейчас я их "разгрузила! - больше все сама делаю.

- К чему должнга стремиться женщина?

- У женщины все должно быть в гармонии: муж, дети, семья, дом, работы. А когда все есть - надо это ценить.

- Галина Ивановна, вы верите в судьбу?

- Верю. Но я не суеверна. А судьба все-таки существует. Вспоминая прошлое, сейчас я совершенно не мыслю, чтобы жизнь сложилась как-то иначе, с другим человеком.

Пусть многие говорят, что важнее всего в жизни - работа, карьера, все равно главной остается семья. Это ценность непреложная. Муж тоже верит в судьбу. Однажды я услышала, как он говорил моему отцу: "Есть все-таки что-то в этом мире: ведь мы с Галей встретились. Не иначе - судьба".

Лариса АЛЕКСАНДРОВА “Молодежная Линия” (г. Кострома). №8 14 февраля 2002 г.

***

ВЕРНУТЬСЯ В ОБЗОР ПРЕССЫ



Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 KPblM.ru