на главную

Артек -1938 года

Из воспоминаний Ивана Черешнева

Артековец 1938 года Иван Андреевич Черешнев сегодняВаня Черешнев (в центре) 1938 год, Артек, Гурзуфское озеро.В жизни человека могут быть такие события, которые являются знаменательными и остаются в памяти на всю жизнь. Одним из таких события для меня является пребывание во Всесоюзном пионерском лагере «Артек» в июле-августе 1938 года в течение 42 дней. Направили меня в “Артек” за отличную учебу в школе и активную пионерскую работу по месту жительства в городе Рязани.

Из Рязани я поехал поездом один в Москву где находился сборный пункт в Сокольниках. Приехав в Москву на Казанский вокзал, я вышел на привокзальную площадь. Как доехать в Сокольники в школу на сборный пункт я не знал. Тогда я обратился к постовому милиционеру недалеко от меня, как мне доехать. Посмотрев на меня милиционер спросил: «Ты малец, не убежал из дома?». Он взял меня за руку и провел в отделение милиции, которое было недалеко, в кассах местного направления. Хорошо помню - милиционер был в белой гимнастерке, на голове была белая буденовка с большой звездой.Там, посмотрев мои документы, мне выделили другого милиционера, который доставил меня в Сокольники на сборный пункт, где меня радушно встретили, накормили и уложили отдыхать, так как ранее прибывшие пионеры уже отдыхали. Как потом выяснилось - из Рязани и области я был единственным.

На другой день меня принимали в Ц.К. «Медсантруд», так как моя мать работала в рязанской областной больнице. Руководитель ЦК вручил мне 50 рублей.
Нам были организованы экскурсии на 2-х ярусных автобусах в Кремль и по Москве.
Отправляли нас в Крым поездом в специальных мягких вагонах с Курского вокзала. На перроне играл духовой оркестр. В пути отменно кормили в вагоне-ресторане. Были фрукты, включая виноград, шоколад, мороженое, соки (Примечание "Артековца": – подобные «гастрономические» воспоминания очень характерны для артековцев 20-х и 30-х годов. Хотя сегодня многим это кажется странным – ну дали, мол, шоколадку, что ж здесь такого, чтобы помнить об этом целых семь десятилетий? Вот только многие дети тех лет вкус винограда-шоколада узнали только а Артеке, или, как в данном случае по дороге в него).

В Симферополе торжественная встреча. Небольшой отдых, посадка в автобус и следование в Артек. В Симферополе, в комнате отдыха в ж.д. вокзале обыграл в бильярд местного парнишку, который в ответ ударил меня кием по спине и убежал. Я погнался за ним, кинул в него увесистый камень, который чуть не попал ему в голову.

Ворота Артека. 1938 годПо прибытии в Артек был обед, потом медицинский осмотр, баня и получение артековской формы. Повседневная – короткие штаны – шорты, куртка-рубашка льняного цвета и панамка. Парадная – матросский костюм белого цвета. Брюки навыпуск, рубашка-матроска и бескозырка с надписью на ленте «Артек».

В Артеке тогда были два лагеря «Верхний» и «Нижний». Спальные корпуса Нижнего лагеря были недалеко от кромки моря. Чуть выше находился «Верхний» лагерь. Артек в то время называли «Всесоюзный пионерский лагерь им. В.М.Молотова». Вячеслав Михайлович был шефом «Артека». (Примечание "Артековца": В этот период времени Молотов был председателем СНК СССР, или говоря современным языком главой правительства).

Несколько выше от моря, от спальных корпусов нижнего лагеря была его столовая с летней верандой. Правее в сторону Аю-Дага было помещение для работы кружков. Еще правее и ниже был стадион. Рядом со столовой размещался киоск, где продавались открытки с видом Артека и Крыма.

Я был зачислен в третий отряд «Нижнего» лагеря. Пионервожатой у нас была Сима (фамилии не помню). Занимался я в фотокружке, в секции по сдаче норм БГСО и в велосипедной. Научился фотографировать аппаратом «Фотокор-1», ездить на велосипеде типа «Орленок». В спальном корпусе рядом со мной оказался Игорь Чкалов, сын прославленного летчика Валерия Чкалова. И мы с ним подружились. Любимым занятием у нас было купание в море. Начиналось купание с 5 минут и доводилось до 30-ти минут. Учили плавать тех, кто не умел. Полоскали горло морской водой, чтобы не болеть ангиной.

На веранде столовой всегда были фрукты, сладости, соки. Занимаясь в кружках, можно было в любое время подкрепиться. Был в Артеке и свой летний клуб под открытым небом.
В Артеке были свои прогулочные катера и мы очень любили морские прогулки.
За время пребывания в Артеке к нам приезжал известный полярник Отто Шмидт. Он выступал перед нами, рассказывая об освоении Северного полюса и Арктики. Был у нас в гостях и сын В.И.Чапаева, старший лейтенант Красной Армии. Он выступал перед нами на стадионе, рассказывал об отце Василии Ивановиче и своей службе в армии.

репетиция танца в Нижнем лагереВстречались мы и с известной певицей Клавдией Шульженко. Она приезжала выступать в военный санаторий в Гурзуф. На пригласили туда на ее концерт, который был на открытой летней площадке. Мест свободных не было. Помню, все отдыхающие командиры Красной армии на концерт прибыли в военной форме. Концерт состоялся вечером. Нас всех рассадили на коленях командиров. Я сидел на коленях старшего лейтенанта-танкиста.

В то время в Артеке отдыхал Симфонический оркестр «Большого театра». Артисты оркестра были распределены по отрядам и готовили их на конкурс лучшей отрядной песни. Наш третий отряд на конкурсе занял первое место и каждый из нас получил за это альбом с открытками Артека и Южного берега Крыма, к сожалению, у меня сохранилась только корка альбома с заключением жюри.Когда симфонический оркестр покидал Артек, он дал нам концерт по заявкам. Я со своими товарищами заказал вальс Штрауса «Сказка венского леса», и он был исполнен.

От занятий в фотокружке у меня сохранились четыре фотографии:
- Арка Артека со стороны Гурзуфа
- Спальные корпуса Нижнего лагеря
- Поход на Горное озеро (в середине я)
- Разучивание девочками танца «Цветок» на стадионе (готовились к окончанию смены).


Нам рассказывали, что рядом с Артеком была правительственная дача Суук-Су. Во время отдыха на ней В.М.Молотова и посещении Артека пионеры спели ему песенку «У Артека на носу, приютилось Суук-Су. Наш Артек, наш Артек, не забудем тебя век». Вячеслав Михайлович, выслушав это заметил, что артековцы хотят чтобы Суук-Су отдали им. И отдали. Тогда в Суук-Су находились дети из Испании, где шла война. Мы встречались с ними только на пляже во время купания.
Мы пели и другие песни, например:
«Из Омска, из Орла,
из пограничного села,
и самолет летит,
и паровоз гудит, в Артек, в Артек».

Уже в конце смены Игорь Чкалов уговорил меня уйти с ним в тихий час на Аю-Даг купаться. И ушли. В лагере обнаружили наше отсутствие и начали искать. А когда мы сами вернулись нас немедленно отправили к начальнику лагеря Кабанову «на беседу». В ходе «беседы» я стоял и плакал, а Игорь ковырял пальцем в носу. Простили нас.
( Примечание "Артековца:" поход Чкалова-младшего на Аю-даг наделал тогда много шороху. Ветераны Артека вспоминали его еще в 90-х годы. За жизнь и здоровье детей, как известно, сотрудники, помимо моральной, несут еще и уголовную ответственность. В случае несчастья с сыном Чкалова последствия для взрослых были бы самыми печальными. Шел 1938 год – к событию тут же «пришили» бы политическую подоплеку и десятки людей загремели бы в ГУЛАГ. Тем более, что еще свежи были в памяти массовые АРЕСТЫ сорудников и вожатых Артека 1937 года. Здесь любопытна также реакция детей. Сын знаменитого летчика, в отличии от рядового пионера, прекрасно понимал, что ему ничего не будет и просто «ковырялся в носу».)

18 августа в день авиации я спросил Игоря, что сейчас делает его отец. Он ответил, что летает на скоростных.

Довоенные домики в НижнемНо вот настало время расставания с Артеком. Торжественные проводы на стадионе, всевозможные угощения. Сдали артековскую одежду, оделись в свое. На автобусах нас отправили в Симферополь, затем поездом до Москвы, где меня встретила мать.
Снова учеба в школе и работа в пионерской организации. Через год в 1939 году меня наградили еще раз путевкой: «Экскурсия по Южному берегу Крыма».

После школы собирался поступить в военное училище. Ускорила война.

В конце сентября 1941 года семнадцатилетним добровольно вступил в Красную армию. Вначале меня направили на учебу во 2-ую Московскую авиационную школу авиамехаников. По окончании военной школы в июне 1942 года был направлен на Кавказ на фронт в запасной авиационный полк, потом в сентябре 1942 в истребительный авиационный полк, в котором прослужил до конца войны.
В конце ноября 1943 г. готовил самолет командира полка, который был старшим группы из 40 истребителей, сопровождавших И.В.Сталина на Тегеранскую конференцию.

После войны в 1949 г. по первому разряду окончил Горьковское военно-политическое училище им. М.В.Фрунзе и продолжал службу в войсках.
В 1953 г. поступил, а в 1957 г. окончил военно-политическую академию им. В.И.Ленина, воздушный факультет.

По окончании академии, где начал летать на боевых самолетах, служил в войсках на различных должностях, включая начальника политотдела. После 30-ти летней службы закончил ее в группе Советских войск в Германии. Сейчас – пенсионер Министерства обороны, полковник в отставке. Участвую в военно-патриотической работе.


Черешнев Иван Андреевич

Г. Серпухов, Московской обл.
15 апреля 2003 г.

***

ВЕРНУТЬСЯ В БИБЛИОТЕЧКУ



KPblM.ru bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100

Лагерное движение