Об Артеке Артековские байки Библиотечка Пресс-обзор Журнал «АРТЕК» Гостевая
Комиксы Фотоальбом Наши расследования Наши коллекции Форум Чат
Неизвестный Артек, 1957 год

(Константин Чекмарев)

В этой части повествуется, как ранее в Артеке организовывались морские прогулки, а также рассказывается история о том, как артековцы хотели сбежать к туркам, что с этого вышло и почему им за это ничего не было.

Артек
Часть 2-я. Экскурсия на Адалары

<<<Вернуться к предыдущей части

Артековец Чёрное море, на берегу которого проходили дни нашего беззаботного отдыха, привлекало меня, как магнит. Заболел-то я морем гораздо раньше еще, когда не видел его, а только читал в приключенческих книгах. То, что я увидел с высоты Ангарского перевала в день нашего приезда в Артек и затем, оказавшись на берегу, удивительным образом совпадало с моими детскими и юношескими мечтами. С первого же дня, взглянув со смотровой площадки тоннеля Генуэзской крепости вниз, я полюбил его ещё крепче, на всю жизнь. По этой причине всё, что во время моего пребывания в лагере, так или иначе, было связано с морем, вызывало в моей душе горячий отклик. С нетерпением я ждал того дня, когда лагерные врачи разрешат купание в море. Ведь одно дело бродить на некотором расстоянии, не имея права подойти к воде (даже просто зачерпнуть пригоршней и попробовать на вкус) и совсем другое окунуться целиком, поплыть, нырнуть и, раскрыв глаза, увидеть подводный мир.

Характерный запах моря, его постоянный шум, солнечные блики на волнах и удивительная прозрачность воды оказывали на меня гипнотическое воздействие. Во мне происходила невероятная внутренняя борьба. Соблазн, нарушить запрет, был очень велик. Я с интересом вглядывался в своих друзей по отряду. Неужели это только я страдаю от этого? Может быть, именно этим отличаются так называемые отличники от обычных ребят? Дисциплина для них, наверное, важнее всего. Запрещено - стало быть и не хотелось! А как же нормальное любопытство, романтика, детское озорство и бесшабашность юности? Нет! Не все Артековцы были отличниками и безропотно ходили строем, взявшись за руки. Были и другие, более нормальные, но не часто и, поэтому, о них ходили легенды. Одну из них рассказал нам как-то вечером Валерий Дмитриевич. История состояла в следующем.

Трое ребят отдыхавших в августовскую смену находились в нижнем приморском лагере (это часть первого главного лагеря Артека, ныне «Морской»). Именно там находится причал, где рядом с пограничными катерами содержался небольшой тогда Артековский флот. Он состоял из нескольких больших морских шлюпок. Время от времени на этих шлюпках катали по морю пионеров.

Эти катания обставлялись всеми мыслимыми и не мыслимыми мерами безопасности. В группы отбирались только те, кто умел плавать. О купании в Артеке я рассказу потом подробнее. На каждого «морехода» одевался оранжевый надувной спасательный жилет со множеством ремешков и лямочек. Все эти ремешки и лямочки застёгивались и завязывались ещё на берегу. Жилет был резиновый и, учитывая крымскую летнюю жару, в нём было, мягко говоря, не холодно. Но чего не вытерпишь ради морской романтики.

Увы, вся романтика сводилась к тому, что под наблюдением взрослых (один на руле, а второй на носу шлюпки) шестеро юных моряков в течение получаса махали вёслами, совершая круги неподалеку от причала. На берегу их ждала сменная команда, уже одетых в оранжевые жилеты и изнемогающих от нетерпения и жары, претендентов. Ребятам хотелось отплыть подальше, увидеть новые берега, почувствовать настоящую морскую волну. Хотелось подставить лицо тугому морскому ветру и солёным брызгам чтобы, закрыв глаза, представить себя настоящим мореходом. Но эти упражнения проводились только в штилевую погоду и недалеко от базы. Тем ребятам, которые уже заразились романтикой дальних странствий, эти занятия были не интересны скучны.

Мальчишки на то и мальчишки что их не останавливают непонятные запреты взрослых. Иначе никогда бы не появились «одиссеи» прошлого. И вот трое ребят из отряда морского лагеря сговорились и решили, тайно взяв шлюпку, уплыть ночью в море с надеждой добраться до турецкого берега. Они серьёзно по взрослому подошли к осуществлению этой затеи. Изучили систему охраны и содержания шлюпок. Выяснилось, что собственно охраны, как таковой, не было. Персонал лагеря уповал на бдительность пограничников и дисциплинированность Артековцев. Пограничникам хватало и своих забот. Они считали лодки не своим инвентарём и, к тому же, лагерная территория охранялась и никаких забот стражам границы не доставляла.

Лодки были привязаны к причалу морским узлом из обычной верёвки. Вёсла хранились прислонёнными к стене берегового сарая, а руль вообще не снимался с кормы. Надо отметить, что шлюпки были подарены Артеку военными моряками новыми в полном комплекте. Мачты и паруса, которые только мешали катать пионеров, были раз и навсегда убраны в сарай, а остальное снаряжение, включающее спасательные и другие принадлежности, даже бочонок с водой, хранилось на шлюпке. Заговорщиков это вполне устраивало. О том, что морской узел развязывается одним движением руки, они уже знали.

Поднакопив сухарей и других засушенных продуктов (это было нетрудно при обильном кормлении пионеров), в одну из тёмных южных августовских ночей, они осуществили свой дерзкий замысел. То ли прожектор в эту ночь был на профилактике, то ли просто повезло, но пограничники их натурально «прошляпили». Хватились беглецов только на утренней линейке. Естественно, искать пропавших стали на берегу, постепенно расширяя зону поиска. К обеду стало ясно, что в ближней зоне их нет. Это уже серьёзное беспрецедентное ЧП. Лагерное начальство обратилось к военным и в первую очередь к пограничникам. Пограничники подошли к проблеме соседей очень серьёзно и, обследовав территорию, обнаружили пропажу шлюпки. К этому времени наши беглецы, дружно гребя вёслами, были уже далеко за горизонтом и, наверное, считали, что Турция уже не далеко, поскольку вершины крымских гор начали размываться дымкой на горизонте.

От напряженной ночной гребли и жаркого солнца их разморило и они, решив, что всё позади, уснули. Разбудил их шум снижающегося вертолета, а затем и рёв пограничного катера, идущего на полном ходу.

Взятая на буксир шлюпка, была торжественно отбуксирована к причалу лагеря, а путешественники попали в радостные объятия друзей и счастливого персонала.

К всеобщему удовольствию, особых жестоких мер наказания виновных за этим событием не последовало. Храбрых моряков, конечно, поругали за доставленное беспокойство и волнения. Предполагать какие либо политические мотивы их поступка никому в голову не пришло (будь они постарше, это было бы неизбежно). Отправлять провинившихся домой и, тем самым подставлять себя, администрация лагеря не решилась. У пограничников тоже были основания не афишировать свой прокол, поскольку главной задачей этой службы тогда являлась защита границы в основном изнутри.

Были приняты меры организационного характера. Шлюпки с тех пор приковывались на цепь. Вёсла и другой инвентарь стали хранить под замком. Катания и без того редкие стали ещё реже и только под мотором в группе из двух, трёх судов. Прожекторы светили каждую ночь и обшаривали всё побережье артековской территории, ослепляя ночующих чаек.

Рассказав эту поучительную историю, вожатый обрадовал нас извещением о том, что наш отряд скоро поплывёт на экскурсию к Адаларам. Как только будет приемлемая погода за нами придут шлюпки, но когда точно это произойдёт, никто точно сказать не может. Остаётся только ждать. С этого момента для меня и думаю что для всех остальных выражение «ждать у моря погоды» приобрело особую остроту и актуальность.

Ждать пришлось не долго. Дня через два прямо за завтраком нам было объявлено, что шлюпки пришли и ждут нас на нашем пляже. Завтрак закончился почти мгновенно. Большие спасательные шлюпки (теперь я бы сказал – вельботы) стояли, уткнувшись носами в галечник пляжа. Слабый прибой легко покачивал их. Море было почти зеркальным. Отряд быстро разделился на три группы, все надели жилеты. Нам объяснили простые правила поведения в шлюпке. Сидеть спокойно на отведённом месте, держась руками за сидение. Не опускать руки за борт. Не вставать. Погрузка прошла без задержек, так как всем хотелось быстрее оказаться в море. В каждой шлюпке были по двое взрослых: матрос-моторист он же рулевой и на носу воспитатель или вожатый. Я забрался в шлюпку с Валерием Дмитриевичем, законно полагая, что его комментарии к экскурсии будут интереснее. Интуиция меня не подвела, так оно и вышло.

На этих лодках-вельботах (у них острая кормовая оконечность) были установлены подвесные моторы. Я уже тогда разбирался в этой технике и сразу определил, что марка мотора ЛМР-6. Такой мотор я уже видел у нас на Каме.

Заурчали моторы и наш «флот» взял курс на две скалы, торчащие в море напротив Артека. По мере удаления от берега открывалась живописная панорама. Строения у воды становились всё меньше и меньше. Зато горы за лагерем, как бы поднимались и разрастались вширь. Вода за бортом шлюпки, которая у берега была лазурной, постепенно темнела и темнела пока не превратилась в темно-синюю. Адалары, издали казавшиеся небольшими, приблизившись, выросли многократно. Уже стал слышен шум волн разбивающихся о скалы. Теперь чтобы разглядеть скалистые острова целиком пришлось вертеть шеей и задирать голову. Скалы были не просто большие, они были огромные. Наши шлюпки выглядели на их фоне просто букашками на поверхности воды. Валерий Дмитриевич, который с момента нашего отплытия, перекрикивая шум мотора, начал рассказывать о разных приметных объектах на берегу и в море, как раз закончил излагать старинную крымскую легенду о возникновении Адалар и замолк.

АртекНаш отряд направился в пролив между островами. Скалы грозно нависали над нашими головами. На память пришла легенда об Одиссее, плывущем на «Арго» между Сциллой и Харибдой. В какой-то момент стало немножко жутко. Мне показалось, что проход становится уже, а скалы сближаются. Впечатление усилилось оттого, что лодки вошли в тень одного из островов. После яркого солнечного света и бликующего моря стало мрачнее и даже прохладнее. Скалы, омываемые морскими волнами, вырастали прямо с большой глубины вертикальными стенами. Море в проливе было неспокойным и если бы нам понадобилось причалить, то найти место безопасной высадки было бы трудно.

Но выход на скалы не входил в наши планы. Наш «флот» обошел вокруг Адалар. В одном месте экскурсовод обратил наше внимание на небольшую площадку на одной из скал. От воды к ней вели вырубленные в граните ступени, а за самой площадкой виднелся грот. Выглядело это всё достаточно живописно. Валерий Дмитриевич пояснил, что до революции в этом гроте был небольшой ресторан и на этой площадке выступал Шаляпин. Думаю что его голос, усиленный отражением от скал, соперничал или даже перекрывал шум морских волн.

Обойдя вторую скалу, мы легли на обратный курс. Приближающийся берег вернул наши мысли к сегодняшнему времени. Поднялся небольшой ветерок, появились волны. Начало качать, некоторые пионеры вспомнили, наверное, дорогу в Артек и довольно быстро «позеленели». Вожатый предложил им сесть прямо на дно шлюпки, где качка чувствуется меньше. Несчастные безропотно выполнили указание, это немного помогло.

Артек - 1957. Письмо пионера

Немного погодя мотор заглушили и в полной тишине под носом шлюпки зашуршали камешки пляжа. Путешествие в историю окончилось, горн позвал нас на обед.

Много лет после этого я мечтал попасть снова в эти места и посетить самому грот в скале, где пел великий бас. Но мечты остались мечтами, а судьба распорядилась иначе. Теперь это будет называться поездкой за границу, а жаль!

                                                                       Часть третья - Уборка урожая винограда


В Никитском ботсаду Артек - 1957. Наш отряд в Никитском ботсаду




На главную

Книга почЕтных гостей "Артека"
Бесплатные гостевые книги. Бесплатный форум.

Фотографии Артека от Виктора Лушникова Бесплатные гостевые книги. Бесплатный форум.

лагерь Зеркальный